Найдена опечатка в статье Мир без Брэдбери
Есть мнение:

Мир без Брэдбери

11:19
9 июня 2012
2166
1

Его звали Рэй Дуглас Брэдбери, и он был большим писателем.

Он понимал в жизни гораздо больше, чем мы.

Он был реалистом и видел, что прогресс измеряется не успехами транснациональных монстров, производящих миллиарды гаджетов, а изменениями в человеческом сознании.

Он был атеистом и знал, что Бога нужно искать не в душных храмах, а внутри каждого из нас. Бог есть – где-то в глубинах нашего «я».

«– Да я, в общем, не за тебя беспокоюсь, – пояснил Дуглас. – Я больше насчёт того, как Бог управляет миром.

Том задумался.

– Ничего, Дуг, – сказал он наконец. – Он всё-таки старается».

Он был гуманистом и понимал, что мир катится в тартарары, а ослеплённое фальшивым блеском консюмеризма общество потребления лишь ускоряет этот процесс.

Он не верил в человечество, но верил в людей.

Он был космополитом вне политики – и потому его книги охотно печатали и в псевдопуританской Америке, и в огородившемся от «буржуазного мира» Советском Союзе. Брэдбери был волшебником, а для настоящего волшебника не составляет труда пройти сквозь железный занавес. Настоящая любовь не преодолевает границы – она их игнорирует.

«В каждом мужчине, даже если ему это невдомёк, даже если мыслей таких нет, теплится образ женщины, которую ему суждено полюбить. Из чего сплетается её образ – из всех мелодий, звучащих в его жизни, из всех деревьев, из друзей детства, – никто не рискнёт сказать наверняка. Чьи у неё глаза: не его ли родной матери; чей подбородок: не двоюродной ли сестры, которая четверть века назад купалась с ним в озере, никому не дано этого знать. Но почитай, каждый мужчина носит при себе этот портрет, словно медальон, словно перламутровую камею, но извлекает на свет редко, а после свадьбы даже не притрагивается, чтобы избежать сравнений.

Не каждому случится встретить свою суженую, разве что промелькнёт она в темноте кинотеатра, на страницах книги или где-нибудь на улице. Да и то после полуночи, когда город уже спит, а подушка холодна. Этот портрет соткан из всех снов, из всех женщин, из всех лунных ночей со времен творенья».

В идиллических описаниях затерянного городка Гринтауна из штата Иллинойс, который навсегда останется в середине благословенных для Америки 20-х годов (Первая мировая уже отгремела где-то далеко и не взаправду, Вторая мировая ещё не скоро, тень Великой Депрессии ещё не омрачила лица людей), каждый из нас почему-то узнаёт свой город, своё детство, своих друзей. Тогдашние американские мальчишки ничем не отличаются от современных, в многочисленных заокеанских тётушках улавливаются черты родных людей, а бабушка Дугласа Сполдинга – это наша бабушка.

Брэдбери помог нам почувствовать вкус вина из одуванчиков, вкус жизни. Давным-давно, в глубоком детстве, когда мир был большим и прекрасным, мы знали этот вкус, но потом выросли и позабыли. Хотя, казалось бы, что может быть проще:

«Возьми лето в руку, налей лето в бокал – в самый крохотный, конечно, из какого только и сделаешь единственный терпкий глоток; поднеси его к губам – и по жилам твоим вместо лютой зимы побежит жаркое лето… Лекарство иных времён, бальзам из солнечных лучей и праздного августовского полудня, едва слышный стук колес тележки с мороженым, что катится по мощёным улицам, шорох серебристого фейерверка, что рассыпается высоко в небе, и шелест срезанной травы, фонтаном бьющей из-под косилки, что движется по лугам, по муравьиному царству, – всё это, всё – в одном стакане!»

Жизнь даётся для того, чтобы посвятить её людям – таково его жизненное кредо. Он следовал ему сам и без лишнего дидактизма учил тому же других:

«Каждый должен что-то оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы возведённую из кирпича стену, или сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чём после смерти найдёт прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращенное тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив».

У Брэдбери не было претензий к жизни. Они были партнёрами и получили друг от друга по максимуму. Он знал законы этой жизни, и оттого его тихий уход не вызывает горечи, а лишь светлую печаль. Волшебник просто ушёл, потому что пришло Время.

«Понимаешь, вначале жизнь даёт нам всё. Потом всё отнимает. Молодость, любовь, счастье, друзей. Под занавес это канет во тьму. У нас и в мыслях не было, что её – жизнь – можно завещать другим. Завещать свой облик, свою молодость. Передать дальше. Подарить. Жизнь даётся нам только на время. Пользуйся, пока можешь, а потом без слез отпусти. Это диковинная эстафетная палочка – одному Богу известно, где произойдёт её передача».

Мы принимаем эту эстафетную палочку. Спасибо, Рэй!

Олег Шевцов



Комментарии:

Чтобы оставить сообщение вам нужноавторизоваться
Харитонов Александр | 09.06.2012 12:31
Хороший был писатель.....
Rambler's Top100 Service Яндекс цитирования