Интервью:

«Весеннее обострение» вокруг «Цитробела»: директор завода лимонной кислоты пояснил ситуацию с полями фильтрации

12:40
08 Апреля 2017
6360
0

Евгений Мачинский рассказал о том, что такое поля фильтрации, почему они существуют, как предприятие решает проблему распространения запахов и какие есть возможности для переноса полей фильтрации в другое место.

За прошедший месяц завод «Цитробел» не поминал только ленивый. Снежная зима, нехарактерные для последних лет погодные условия привели к возникновению и распространению далеко за пределы района Болховца неприятных запахов. И пусть пахло не только с «лимонки» – общественность сфокусировалась на поисках главного виновника, пошли петиции к власти, жалобы, жаркое обсуждение в интернете.

При этом завод работал в штатном режиме, никаких «аммиаков» на поля фильтрации не сбрасывалось – это даже технически невозможно. Локальные очистные сооружения, на которые в своё время было потрачено более 150 млн рублей, также работали без остановок. Более того, их остановка экономически невыгодна предприятию и рассуждения о том, что завод экономит на очистке стоков, необоснованны.

Евгений Мачинский объяснил, почему:

– Локальные очистные сооружения (ЛОС) – это биореакторы, которые перерабатывают органические вещества в стоках. В результате вырабатывается более 3 тысяч кубометров биогаза в сутки, и этот газ используется в производстве – на нём работают сушильные установки в цехе производства кормов. Эксплуатационные затраты при этом незначительны, а экономия за счёт получения биогаза – реальная.

– Что же такое поля фильтрации и что туда сливается заводом?

– По сути, поля фильтрации – это сооружения биологической очистки сточных вод в естественных условиях. ЛОС снимают большинство органических загрязнений, но органика в стоках всё же присутствует. Эти стоки проходят биологическую очистку: на дне полей фильтрации в активном иле проходят анаэробные процессы, в верхних слоях жидкости идёт обогащение воздухом и работают уже аэробные бактерии и микроорганизмы. В нормальных условиях выделяемые при этом газы поднимаются и рассеиваются в атмосфере, но в этот раз произошло промерзание до глубинных слоёв, а из-за высокой влажности воздуха, устойчиво низкого атмосферного давления запахи скапливались вблизи поверхности, что, скорее всего, и привело к их концентрации.

– Но проверки превышения норм содержания вредных веществ не нашли?

– Их и не могло быть, потому что превышений не было. Самый скрупулёзный анализ качества воздуха со стороны Роспотребнадзора подтвердил его безвредность. Свекловичная меласса, используемая для производства, конечно, может отличаться, в зависимости от средств, используемых при выращивании свёклы. И всё, что поступает сейчас на сельскохозяйственные поля, переходит из свёклы в мелассу при производстве сахара, но может ли это как-то повлиять на состав стоков, мы определить пока не можем.

Обидно другое: поднятый ажиотаж, наверное, простимулировал контролирующие организации на принятие строгих и необоснованных мер – и стоки на полях фильтрации, и цитрогипс в гипсовом сборнике на Чичерина внезапно признаны отходами производства. Предписано убрать 300 тысяч тонн гипса к концу 2017 года, что технически немыслимо, и прекратить подавать сточные воды на поля фильтрации.

Оба земельных участка выделены именно для этого вида деятельности, а без гипсового отстойника, из которого гипс, кстати говоря, успешно используется цемзаводом, и без полей фильтрации завод сразу остановится. Предприятие не просит снисхождения в данной ситуации, а только предлагает обеспечить рабочую обстановку для решения этих проблем.

Поверьте, нам, работникам предприятия, многие из которых живут рядом на Болховце, и неприятно, и стыдно слышать столь негативное отношение, но завод с 60-летней историей становится заложником эмоций.

– То есть угроза приостановки работы реальна?

– Это крайняя мера, предусмотренная законом, которая может применяться в исключительных случаях – прежде всего в случае угрозы здоровью. На заводе работают 380 человек, почти треть – предпенсионного возраста, куда они пойдут? А даже молодые ребята, грамотные и обученные? Неужели в городе дефицит рабочей силы, что так легко говорится об остановке предприятия?

Производство непрерывное, надо понимать, что после 90-дневной остановки его очень сложно запустить, даже обучить новых специалистов – вопрос не одного месяца, что уж говорить о биологических процессах? Какое предприятие в области после приостановки деятельности возобновило работу? И удивляет, что Росприроднадзор, манипулируя понятиями, месяц назад считал, что предприятие направляет на поля фильтрации стоки, а сегодня говорит о незаконном размещении отходов.

В текущей ситуации с запахами «Цитробел» не допустил нарушения режимов очистки и не усугублял запахи – к сожалению, имеют место неуправляемые природные процессы. Нужно переходить от давления к конструктивному диалогу власти и акционеров предприятия – это необходимо сейчас, иначе уникальное производство лимонной кислоты будет для страны потеряно. 

– В чём вы видите выход из сложившейся ситуации? Можно ли очищать стоки полностью, чтобы никакой органики в них на выходе уже не было?

– Конкретно по возникшим запахам мы меры приняли, продолжаем мониторинг ситуации: вернули к норме упавший под снегом pH стоков, провели дезинфекцию фильтратных ёмкостей, промыли водовод, чтобы избежать возможных застойных явлений в нём. Но мы понимаем, что это не решение проблемы навсегда. Считаю, власти и собственникам необходимо начать диалог и обсудить возможные пути. Сейчас же просто давят на завод, мы оказываемся в ситуации из поговорки «Когда паны дерутся, у холопов чубы летят». На внедрение полной очистки потребуется вложений на 300 и более миллионов рублей – это банкротство предприятия. Но это могло бы быть оправдано, если бы была возможность расширения производства.

– Возможен ли тогда перенос полей фильтрации в другое место?

– Нынешнее место выбиралось с учётом требуемых при проектировании условий – учитывались и преимущественное направления ветров, и рельеф местности, и удалённость жилья. Ещё в 70-е годы до ближайших домов было больше двух километров. Сейчас же жильё строится даже в санитарно-защитной зоне. А ведь если эта земля выделяется, значит, ответственные органы считают, что проблем с проживанием там нет. Да и почему жители, зная, что бывают запахи, готовы селиться всё ближе и ближе?

Решений на самом деле несколько. Это и полный перенос предприятия, что непосильно с его незначительными денежными оборотами. Существует и теоретическая возможность перенести часть производства, которая формирует стоки на поля, вместе с полями и, возможно, использовать гораздо более удалённый участок земли для полей фильтрации – это всё технические и практические вопросы, которые необходимо обсуждать при встречном желании сторон.

– Перенос только полей фильтрации – самое реальное решение?

– Если получить участок в 7-10 километров от жилых массивов, то проблема будет полностью решена. Более того, объём нынешних полей фильтрации не позволяет нам расширять производство, так как это требует увеличения объёма стоков. Что касается сроков, то с момента выделения участка потребуется до года на разработку проекта и примерно столько же – на строительство полей и трубопроводов. Техническая возможность откачивать стоки на 30 километров имеется. Самое главное – учесть интересы всех сторон – и людей, испытывающих влияние запахов, и людей, работающих на предприятии, и акционеров, желающих получать прибыль, и бюджета, получающего доходы от работы завода.

Фото автора

 


Читайте нас в Telegram
Чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться


Найдена опечатка в статье

 

Rambler's Top100 Service Яндекс цитирования Яндекс.Метрика